Онлайн-встреча
Вы узнаете о современных методах терапии в формате онлайн встречи с медицинским представителем Гедеон Рихтер. Необходима регистрация.

Дефицит электролитов в эпоху COVID-19

Неизменные вводные

Калий играет важную роль в осуществлении биоэлектрической активности клеток, формировании клеточных потенциалов действия и поддержании нервно-мышечной возбудимости и проводимости [1].

Магний – универсальный регулятор биохимических и физиологических процессов в организме, кофактор более 300 ферментов, участвующих в биохимических реакциях. Магний обеспечивает гидролиз аденозинтрифосфата (АТФ), уменьшает разобщение окисления и фосфорилирования, регулирует поляризацию клеточных мембран, контролирует спонтанную электрическую активность нервной ткани и проводящей системы сердца, нормальное функционирование кардиомиоцита. Магний является естественным физиологическим антагонистом кальция [1].

Гипокалиемия проявляется мышечной слабостью, спазмами мышц ног, парестезиями в области конечностей, угасанием сухожильных рефлексов, снижением сократительной функции миокарда, нарушением нормальных показателей артериального давления – АД, дилатацией полостей сердца [1,2]. Кроме того, поражение гладкой мускулатуры ведет к парезу кишечника, рвоте, метеоризму, запорам, атонии мочевого пузыря [1,3]. Хроническая гипокалиемия может проявляться дисфункцией центральной и периферической нервной системы (легкие парестезии лица и конечностей, снижение болевой и тактильной чувствительности, мышечная слабость, тремор, гипергидроз). При гипокалиемии изменяется электрокардиограмма: регистрируются уширение комплекса QRS, снижение сегмента ST, депрессия или инверсия зубца Т, выраженный зубец U, может появиться желудочковая экстрасистолия [1,4-5]

Дефицит магния ассоциируется с повышением уровня общего холестерина, липопротеидов низкой плотности, триглицеридов, снижением активности лецитин-холестероламинотрансферазы и липопротеинлипазы, повышением активности редуктазы гидроксиметил-глютарового кофермента А. Появились данные о решающей роли магния в синтезе и метаболизме витамина D, дефицит которого в последнее время рассматривается как самостоятельный фактор риска развития сердечно-сосудистых заболеваний [6].

Новый факт

В возникновении таких симптомов постковидного расстройства, как усталость, астения важную роль может играть нарушение функции гипоталамо-гипофизарно-адреналовой системы, что связанос нарушениями электролитного обмена, с развитием гипокалиемии и гипомагниемии [7,8].

Что делать?

Ответы знают эксперты проекта «Дефицит электролитов в эпоху COVID-19».

Вместе с коллегами Остроумова Ольга Дмитриевна, профессор, заведующая кафедрой терапии и полиморбидной патологии Российской медицинской академии непрерывного профессионального образования рассматривает проблемы:

Многоликая астения в эпоху COVID-19;

• Роль дефицита калия и магния у полиморбидных пациентов;

• Неврологические проявления дефицита калия и магния: лечение и профилактика;

• Лекарственно индуцированный дефицит электролитов: причины и следствия;

• Калий и магний: пища и лекарства.

Ссылки

1. Барышникова Галина Анатольевна, Чорбинская Светлана Алексеевна, Степанова Ирина Ираклиевна, Блохина Ольга Евгеньевна Дефицит калия и магния, их роль в развитии сердечно-сосудистых заболеваний и возможность коррекции. Consilium Medicum. 2019;1.

2. He F, MacGregor G. Potassium intake and blood pressure. Am J Hypertens 1999; 12: 849–51.

3. Шилов А.М., Мельник М.В., Осия А.О. и др. Лечение сердечно-сосудистых заболеваний в практике врача первичного звена здравоохранения: место препаратов калия и магния (Панангин). РМЖ. 2012; 3: 102–7.

4. Булдакова Н.Г. Дефицит калия и магния при сердечно-сосудистых заболеваниях и методы его коррекции. РМЖ. 2008; 29: 1956–8.

5. Ухолкина Г.Б. Роль магния в заболеваниях сердечно-сосудистой системы. РМЖ. 2011; 7: 476–80.

6. Povoroznyuk VV, Snezhitskiy VA, Yankouskaya LV et al. Extraskeletal effects of vitamin D: role in the pathogenesis of cardiovascular diseases. J Grodno State Med University 2015; 2 (50): 6–15.

7. Лукьянчиков В.С. Гипокалиемия. РМЖ (Рос. мед. журн.), 2019;1-1(Т. 27); 28–32.

8. Safi A.M. et al. Coronary artery aneurysms, aortic dissection, and hypertension secondary to primary aldosteronism: A rare triad: A case report. Angiology. 1999; 50 (6): 503–508.

Материалы проекта

Каталог препаратов